Молодые дагестанцы уходят из дома, чтобы потом появиться в списках убитых

«Стройный молодой человек 22 лет, бывший боевик подполья, вновь явился в Хасавюрт, пристыженный и раскаявшийся, по приказу местных чиновников. По его словам, его заставило взяться за оружие и «уйти в лес» промывание мозгов, и он искренне хочет это забыть», — приводит пример автор статьи Эллен Барри.

 

Этот дагестанец пытается найти свой путь «назад из леса». Раскаявшийся молодой боевик рассказал историю того, как он и другие спортсмены из его секции по борьбе попали под влияние харизматичного старшего спортсмена Рустама Хаманаева. Однажды им сказали собраться у заброшенного склада, выдали автоматы, погрузили в фургон и повезли в лагерь.

 

«Потому что Хаманаев так говорил, я думал, что мусульманин должен жить в шариатском государстве. Такая была цель», — рассказал 22-летний спортсмен.

 

Семь человек, включая его, ушли из вооруженной группировки минувшей осенью. Все семеро принесли ритуальные извинения перед камерами и сбивчиво попытались объяснить свои мотивы: безработица и невозможность платить взятки за поступление в ВУЗ. Сейчас дагестанец, который пропал без вести, а затем вернулся из подполья, работает вместе со своим дядей в строительном бизнесе.

 

«Молодые люди уходили из дома, чтобы потом вновь появиться в списках убитых после жестоких контртеррористических операций», — описывает ситуацию The New York Times.

 

Хотя число боевиков, возможно, не превышает нескольких сотен, на их стороне обширная и невидимая поддержка простых людей, даже офицеров полиции, которые помогают им из страха или сочувствия.

 

«Вы хотите поговорить о Царнаевых. Знаете, сколько у нас таких Царнаевых?» — сказал иностранной журналистке мэр Хасавюрта Сайгидпаши Умаханов.

 

«Они не могут вернуться — нет пути назад. Вот в чем проблема», — подчеркнул Умаханов.

 

Попытка дагестанских властей реабилитировать боевиков была сама по себе экспериментальной, предпринятой, когда Дмитрий Медведев, будучи президентом России, пробовал найти более мягкие подходы к упорному сопротивлению властям на Кавказе, напоминает The New York Times.

 

Самое серьезное препятствие на пути к этому — недоверие молодых людей полиции, предполагает юрист Сапийят Магомедова, представляющая интересы людей, обвиненных в пособничестве боевикам. Ее саму избили до потери сознания в полицейском участке в 2010 году, когда она пыталась добиться, чтобы ее пропустили к клиенту.

 

Ситуация конечно, сложная с учетом открытости границ кардинально исправить ее невозможно, да и авторитет власти портит картину, но опускать руки нельзя – чтобы нейтрализировать сеть агентов нужно создавать свою сеть и делать упор на выявления и нейтрализацию главарей.

Общая деструкция и бардак не решается в прямолинейно, жесткость по отношению к бандформированиям проблемы не решает – ВОСТОК ДЕЛО ТОНКОЕ, нужны новые подходы для выхода из ситуации. Главное чутко относиться к запросам народа и непрестанно работать.

Категории: Без рубрики
Просьба добавить материал в свой блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
18 − 4 =